About the Post

Author Information

Украине нужна крымская территория, а не люди

23 года уже прошло с момента произнесения лидером на тот момент украинских националистов Дмитрием Корчинским своей исторической фразы: «Крым будет или украинским, или безлюдным», а она все находит новых сторонников от Львова до Киева. Теперь в похожем ключе говорят уже и о Донбассе, и даже обо всем Юго-Востоке Украины. И такая философия дает в полной мере осознать всю глубину различий между Киевом и Москвой…

Но сначала маленький экскурс в историю.

Крым в начале 90-х оказался в составе Украины совершенно случайно и вопреки здравой логике. Так как Киев решил, что у него есть право решать свою судьбу, а у Автономной республики Крым с русским населением — его нет. В 1992 году Крым взял решительный курс на отделение, приняв даже «Акт о провозглашении государственной самостоятельности Республики Крым», встретив понимание и у российского парламента. Около двух лет Крым находился в неопределенном состоянии — в Киеве заправляли националисты и перекрасившиеся в националистов бывшие коммунисты, и с ними республике было явно не по пути. Но свою роль сыграло два фактора. С одной стороны Россию захлестнули «лихие 90-е», резко ограничив ее возможность помогать соотечественникам. А с другой — народ Украины, шокированный фантазиями доморощенных нацистов и волной чудовищной нищеты, решил резко развернуться в сторону России. И помочь ему в этом обещает… Леонид Кучма. Да-да, тот самый Кучма, который позже напишет книжку «Украина — не Россия». А что обещал в 1994 году директор-«технократ» днепропетровского «Южмаша» (ныне уже практически погибшего)? А обещал он восстановление связей с Россией и официальный статус для русского языка! И Юго-Восток в дружном порыве голосует на Леонида Кучму. В первом туре его опережает Леонид Кравчук. Но во втором — Кучме уходят голоса левых избирателей. И даже 90% голосов отданных за Кравчука на Галичине ему не помогли.

Президентом стал Кучма. «Пророссийский» президент не внушал опасения Крыму, и полуостров пошел на мировую. Местные центристы посчитали, что им больше ничего не грозит, а в Россию потихоньку можно будет интегрироваться вместе со всей Украиной… Но, почувствовав вкус власти, Леонид Кучма не желает дружить с братьями, предпочитая включить политику «многовекторности» и приумножать благосостояние своей семьи и своего окружения (его зять Виктор Пинчук — неизменный член ТОП-10 самых богатых украинцев). В 1999 году он выигрывает выборы президента уже как раз только благодаря Галичине и Волыни, которые в прошлый раз за него не голосовали, а теперь дали 90%! На Юго-Востоке и в Центре за него в среднем проголосовало менее половины избирателей…

Политика «многовекторности» Кучмы стала изживать себя уже к 2004 году, когда президентом Украины сначала был избран представитель индустриального Востока Виктор Янукович, а потом практически назначен Майданом в ходе незаконного «третьего тура» Виктор Ющенко. Бухгалтер из Хоружевки проводил прозападную политику, но, во-первых, его власть была купирована преобразованием Украины в парламентско-президентскую республику с победой на выборах 2006 года условно «пророссийских сил», во-вторых, сам он, как личность, на диктатора определенно не тянул. Никаких «ассоциаций с ЕС» и радикальных сближений с НАТО не было, и Юго-Восток с Крымом, защищенные своими депутатами в парламенте, взирали на политику Киева без воодушевления, но философски спокойно, понимая, что победа Виктора Януковича на выборах 2010 года — вопрос фактически решенный. Так, в общем, и получилось.

Останься Янукович президентом Украины, вопрос об отделении Крыма и Донбасса — гарантированно не поднялся бы. Но зима 2013 — 2014 была последним историческим шансом для прозападных сил. Получи Украина в 2014 году в полном объеме гигантский российский кредит и российские заказы на предприятия, развей Украина выстроенные Януковичем отношения с Китаем — и этот увалень (или любой другой кандидат от пророссийского Юго-Востока) гарантированно выиграл бы выборы 2015 года! Поэтому был нужен переворот — организованный пусть даже по самому идиотскому поводу; причем без радикалов-неонацистов его организовать было бы просто невозможно. Что, собственно, и произошло в феврале 2014. Власть в Киеве незаконным путем захватили радикалы-западники, заключившие союз с радикалами-неонацистами, которым нужно было в срочном порядке «прижать» посильнее Крым и Юго-Восток. Потом было побоище под Черкассами и обещание отправить «поезда дружбы» в Крым. Крым, из которого русским людям было бы просто некуда бежать от головорезов-наци, нужно было срочно спасать. Народ позвал на помощь своих соотечественников из России — и они пришли. Крым сделал свой исторический выбор и вернулся на Родину.

Народные восстания начали подниматься по всему Юго-Востоку. Но если на Юге — это были приходящие и уходящие митинги, то Донбасс на киевский «майдан» ответил своим «антимайданом». Киев вместо того, чтобы попытаться договориться с людьми, начал пробовать ломать их через колено. В Харькове происходят расстрелы митингующих, потом против народа бросаются изменившие закону и присяге силовики. Видя это, Донбасс берется за оружие. Чудовищные преступления в Одессе и Мариуполе, а затем — бомбардировка мирного населения Луганска, дали отмашку началу полноценной войны. Серьезным преимуществом Донбасса и Юго-Востока в целом изначально была сухопутная граница с Россией. Россия распахнула двери для более, чем миллиона беженцем от киевской агрессии, на Донбасс пошли гуманитарные конвои. При этом, Москва хотела мира, и делала, как по мне, уж извините, бесперспективные попытки договориться с Киевом — убедить его услышать народ. Но Киев этого делать не собирался. И не собирается, увы, и по сей день — так называемый «минский процесс» превращен им в формальную казуистику, с реальным диалогом не имеющую ничего общего.

Из этого, кстати, следует, что Киев ни на какой конструктив не настроен в принципе. Исследования американских и украинских социологов показывают, что уровень поддержки официального Киева на Юго-Востоке критически низкий, вступление в НАТО поддерживает только 20% населения, а евроинтеграцию — менее 30%. И это — на фоне оголтелой пропаганды и запугивания населения!

И в этом есть своя историческая логика. Крым, никогда не бывший до этого «Украиной», формально вошел в состав УССР в 1954 году, будучи до указанного события все время регионом РСФСР, России. Но точно так же в РСФСР в 1918 году входила Донецко-Криворожская республика, объединявшая территорию современного Донбасса плюс — Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областей! Ровно, как и Одесская республика, в состав которой входили сегодняшние Одесский, Николаевский и Херсонский регионы! Таким образом территория исторической Новороссии и Слобожанщины сохранялась на положении автономных республик в составе уже Советской России. Такое положение дел даже сначала поддержал Владимир Ленин, но потом он же из конъюнктурных соображений (так сказать, с целью «окультуривания» территории, находившейся под контролем УНР) распустил республики и «впихнул» их в состав Советской Украины. Но даже несмотря на последовавшую за этим политику украинизации и многочисленные переселения, менталитет бывшей Новороссии и Слобожанщины как был русским, так и остался. И именно поэтому сторонники ЕС и НАТО находятся на этих территориях в явном меньшинстве. И если бы Киеву было бы действительно ценно народное единство, он бы с этим считался.

Ozon.ru

Но официальному Киеву на народ, на людей, извините, плевать.

Киев называет население Крыма «своими гражданами», но при этом перекрывает ему себе же в ущерб воду, блокирует ему себе же в ущерб поставки украинских продуктов, отрезает ему, опять-таки себе же в ущерб, электроэнергию…

Украинские политики, чиновники, журналисты,»активисты» повторяют «мантру Корчинского» о том, что «Крым должен быть украинским или безлюдным».

Так извините, что важнее — территория или народ? Исходя из логики Киева и его адептов — то территория. Только для кого? Территория принадлежит живущим на ней людям, а не наоборот. Если уничтожить на ней «ее» население, то это будет называться геноцидом! И именно это и пытались всеми силами реализовать прокиевские наци в отношении Крыма.

Только не вышло. Москва то думала в первую очередь о людях. Да, были серьезные просчеты, связанные с несколько наивной уверенностью в адекватности Киева (сейчас — даже звучит смешно). Пока Киев перекрывал воду — Москва клала трубы. Пока Киев блокировал поставки продуктов — Москва обеспечивала доставку еды через Керченскую переправу и помогала нарастить агропроизводство в Крыму. Пока Киев валил на своей территории ведущие в Крым ЛЭП — Москва организовывала прокладку энергомоста и отправляла на полуостров мобильные электростанции… Пока Киев пытается отгородиться от Крыма, Москва строит в Крым мост… Киев кричит, что желает вернуть себе территорию, а Москва изо всех сил создает условия для людей. Чувствуете разницу?

В определенном смысла похожая с философской точки зрения ситуация складывается на Донбассе. Москва сегодня официально, с точки зрения международного права признает над регионом украинский суверенитет, но беженцы с Донбасса получают возможность находиться в России, Россия отправляет на Донбасс гумконвои, стройматериалы, продукты, книги…

Как прокомментировал ситуацию по войне и «минским соглашениям» на своей большой пресс-конференции Владимир Путин:

…Мы не заинтересованы в обострении конфликта. Наоборот, мы заинтересованы в том, чтобы этот конфликт как можно быстрее был разрешён, но только не способом физической ликвидации людей на Юго-Востоке Украины.

Путин Владимир Владимирович

И снова речь не о территориях, а о народе!

А что мы слышим из Киева и Львова?
Посмотреть полностью: http://politrussia.com/world/krym-i-donbass-905/

Александр Бригинец, депутат:

«Если Донбасс не будет украинским, он умрет».

И с ним солидарны многие! Эта точка зрения звучит в Раде, в СМИ… Инакомыслящих жителей Юго-востока и Донбасса премьер Яценюк называет «недочеловеками», президент Порошенко — бомжами и террористами, украинские патриоты — «колорадами», «лугандонами». Когда на Донбассе от рук украинских военных гибнет ребенок, в соцсетях среди «проевропейских украинцев» (или попросту — неонацистов) — ликование: «Нет больше личинки колорада».

OZON.ru

Даже те, кто предлагают официально отсоединить Донбасс, говорят об этом, так сказать, в прагматическом ключе — «потеря» территории в обмен на то, чтобы не жить с «лишним», «неудобным» населением. Никакой даже самой банальной человечностью в этих рассуждениях и не пахнет.

В общем, когда смотрят из Москвы — то видят людей, живущих на определенной принадлежащей им территории. Когда смотрят из Киева или Львова — видят территорию с заводами, шахтами, пляжами, портами и с «досадным недоразумением» в виде обитающих на ней людей… Донецк с Луганском смотрят на вещи по-русски. Именно поэтому от рук, как говорят украинские СМИ, «донецких сепаратистов» в Киеве или Львове не погиб ни один ребенок! И именно поэтому гибнут дети от рук «украинских военных» и «украинских патриотов» на Донбассе…

Вот только никого в мире еще не делали счастливым та логика и та идеология, которые исповедует сегодня Киев. Пора бы уже открыть глаза и осознать элементарный факт. Шансы на выживание Украине хоть в каком-то виде — пропорциональны экономике Украины и обратно пропорциональны ненависти, культивируемой украинскими пропагандистскими СМИ…

Крым уже не вернется никогда — это факт. И, думаю, его осознают в Киеве. Просто стараются сделать побольше гадостей «на дорогу». С большой долей вероятности может не вернуться и Донбасс. А кто следующий на выход? Или может здравый смысл и человечность победят в Киеве — и на вместо разрухи и развала придут единство и процветание? Только что-то я очень сильно сомневаюсь… Не при той самоубийственной политике, которая существует сегодня, — это точно!

 Святослав Князев

Tags: , ,

No comments yet.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.