Об Авторе

Чем русская воинская традиция отличается от прочих

Все пришельцы на Русь всегда сначала Россию били. Почему же по итогу – от Царьграда и до Берлина – они потом всегда проигрывали?

Всем известен термин “Восточные единоборства”. Китайцы создали традицию сохранения и развития традиционных воинских искусств. Заботливо, многие поколения, как пчёлы развивали они секреты воинского мастерства и столетиями передавали их по наследству, чтобы наследники тоже внесли туда свою лепту. В итоге родился уникальный цивилизационный феномен, известный нам под общим названием “восточные боевые искусства”. Возникла традиция, соединяющая учение о физиологии, технике, биомеханике, дыхании, медицине и биоэнергетике человека. Ни в одной стране мира больше такой традиции не возникло. Японские и Корейские системы в данном случае – дети систем Китайских.

Всё, что мы знаем сегодня о карате и тэквондо – это азиатские новоделы. Исторические реконструкции. Древние искусства утеряны и остались в тени ушедших столетий. Все так называемые русские боевые системы типа Кадочникова, СПАСа, славяно-горицы и прочего – такие же новоделы, не имеющие никакого отношения к реальным навыкам прошлого. Их адептов очень лихо бьют на всех турнирах по боям без правил обычные самбисты, научившиеся боксировать на уровне первого юношеского.

Европейское дворянство было тем самым сословием профессиональных воинов, хранящим и развивающим воинское мастерство, однако с возникновением огнестрельного оружия навыки успешно забылись и умерли за ненадобностью.

Русские – народ, воевавший всю жизнь. Сделавший множество уникальных воинских открытий. Многому научившийся у врагов. И умудрившийся очень наплевательски относиться к этим знаниям. Из эпохи в эпоху буквально за 20 лет былые навыки оказывались утраченными за ненадобностью, старые инструкции забыты. Новая война заставляла платить кровью за забытую науку. Она возникала заново, но так же быстро забывалась, когда война заканчивалась. Пренебрежение традицией сохранения и развития боевой национальной системы (не имеется в виду традиция парадов) – главная традиция национального военного мышления русских. И вообще русского отношения к своим традициям.

Их совершенно не берегут. На Востоке воинские искусства – основа национального самосознания. В национальную культуру там входят именно через воинские искусства, являющиеся главным элементом этой культуры. В России ничего подобного нет. У нас культура и воинское дело не пресекаются никак – и даже враждуют: культура третирует воинское дело как занятие глуповатое. «Если вы, штатские, такие умные, то почему вы тогда строем не ходите?» Этот анекдот  родился именно в русской интеллигентской среде – то есть среди тех, кто за культуру как раз и ответственен.

Россия как обычно оказывается не готова к каждой наступившей войне. Нынешняя война чуть лучше началась, чем предыдущие (потому что инициатива оказалась в наших руках, что для нас нетипично), но главные системные пороки остались без изменения. Все подгонки делаются на ходу, все перестроения совершаются уже на марше. Пока не собьют самолёт, не поймут, что без сопровождения летать нельзя. Пока не разгромят с воздуха, не перестанут ходить на рейды с лёгким стрелковым оружием без прикрытия авиации и артиллерии. Потом, после поражения, все недостатки немедленно устранят, но в начале, как обычно, будет апофеоз разгильдяйства.

В отличие от Китая и Запада, планирующих всё на десятилетия и столетия вперёд, мы, как обычно, растяпы. У нас отсутствует планирование дальше, чем на год. Там потом видно будет. Лишь недавно мы стали планировать на три года – и тут же из-за кризиса опять отказались от этого. В нынешней России нет стратегии, общей идеологии, армия в процессе реформирования, экономика всё ещё носит сырьевой колониальный характер и переживает спад, элиты наполовину предательские, народ разложен и деморализован, влияние на соседей упущено 25 лет назад и там теперь господствуют враги. Впору и приуныть. Если бы не одно “но”.

ВСЕ пришельцы на Русь ВСЕГДА сначала Россию били. Русские к тому времени успевали утратить чувство нового и погрязнуть в распрях и старых привычках. Именно потому русские никогда собственно их не ценили, и не сохраняли – в процессе войн всегда возникали новые.

Русские отличались тем, что очень быстро учились. И не успевали враги опомниться, как разбитые русские уже били своих учителей их же навыками и оружием. Быстро учиться новым знаниям и не сохранять старые – главная традиция русских. Недаром о русских говорят, что они долго запрягают, но быстро ездят. Русские могут долго соображать, в какую сторону теперь перестраиваться, но когда сообразят, то действуют так шустро, что победители сами не успевают понять, когда они превратились в побеждённых.

Долго викинги били русичей. Русичи переняли от них оружие, доспехи, тактику – и постепенно нейтрализовали викингов. Это видно по тому, где теперь русские и где викинги.

Великая Византия долго била славянских князей, приходивших пограбить Царьград, но со временем русские научились не только бить Византию, но и стали восприемниками её цивилизационного наследства. Византия исчезла, а Россия, преодолевая все испытания, живёт и переходит из эпохи в эпоху.

Пришедшие татары встретились с русскими, привыкшими драться как рыцари. Мечи, копья, алебарды, кольчуги, плотный строй, бой лицом к лицу. Татары не стали идти на это. Они спокойно, не вступая в контакт, обстреливали русских дальнобойными луками с дальних расстояний и очень быстро перемещались, быстро выбив светловолосых и голубоглазых витязей и овладев их жёнами. И теперь поскреби любого русского – отмоешь татарина.

Но русские научились динамичной тактике татар. В редких сражениях они могли устраивать татарам ловушки уже используя манёвр и побеждая их же искусством. Пока не победили Орду и не превратили татар в данников русского царя.

На знаменитом портрете Александр Невский стоит в скандинавских доспехах, опираясь на немецкий меч. И при этом именно он разбил тяжёлую немецкую конницу, используя навыки, полученные в боях с татарами.

Пётр I долго учился у Карла, терпя поражения, и, в конце концов, создал армию, разбившую армию его учителя.

Как бы ни ворчал Суворов, а Павел I внедрил в русскую армию прусский педантизм, штабное искусство и суровую дисциплину. Полезное дело, но без крайностей не обошлось. Новый чужой опыт был переоценён, собственный недооценивался.

Казаки Кубани после стычек с черкесами сделали их костюм своим национальным костюмом. Отказались от польских сабель, заимствованных запорожцами, и перешли к лёгким черкесским шашкам. Вся русская армия впоследствии встала на эту основу.

О войне с немцами Сталин сказал: “Немцы нас научили воевать, а мы их отучим”. И именно так и получилось. Но Хрущёв очень боялся профессиональных военных, равных которым не было в мире. Военное сословие подверглось разгрому под видом мирного сокращения. Носители уникальных навыков исчезали в небытии. После войны с немцами старые методики подготовки снайперов и оперов СМЕРШа и НКВД, владеющих стрельбой по-македонски, были забыты.

Немногие в 60-х помнили, зачем оперу второй револьвер, и уж тем более не умели им пользоваться. А опера НКВД имени Лаврентия Павловича достигли фантастических навыков задержания в одиночку целых вооружённых групп, используя два револьвера, причём в самых трудных местах типа вагона в поезде или лабиринта в катакомбах. Потом второй револьвер вовсе убрали. А стрельба по-македонски из обычного стрелкового упражнения превратилась в миф, утверждающий, что  таким способом чуть ли не от пуль можно уворачиваться.

Всё, что наработали наши предки, мы благополучно  забыли – чтобы вспомнить в Афганистане. И тут же опять забыли – чтобы вспомнить в Чечне. Генерала Куликова взорвали в Чечне при проезде под мостом, где совершенно не было предварительной разведки – методики которой давно опробованы нашим НКВД ещё в эпоху борьбы со всяческими «лесными» и «горными братьями». Методики, о которых во Внутренних войсках совершенно забыли.  Традиция у нас такая.

И сейчас в России развитие снайперского искусства  совсем недавно стало задачей специализированных центров подготовки. А начинались они опять не сверху, а усилиями  энтузиастов стрелкового дела. Именно они принесли в армию и спецслужбы уникальные забытые техники, основанные на реставрации старых забытых стрелковых инструкций. В основе которых лежат ещё методы подготовки русскими дворянами своих детей, лучше всех в мире ставивших стрелковую устойчивость и чувство баланса. В Русской и Советской армии эти навыки были доведены до максимального совершенства – и забыты после Отечественной войны.

Теперь вот в Сирии мы показываем, что научились кое-чему, особенно после Грузии 08.08.08. Нашему возрождению очень многое мешает, слишком много проблем висит над нами, слишком много задач ждут своего решения. И можно было бы приуныть, думая, что такую концентрацию проблем не одолеть нормальному человеку.

Нормальному – да, не одолеть. Но русскому одолеть. То, что немцу смерть, русскому самое то. История подсказывает нам, что наши трудности, оказывается, вполне обычны для нас. Мы всегда так жили и всегда так воевали. И побеждали так всегда.

Нет оснований думать, что на этот раз будет по-другому. А иначе откуда вдруг из вчера ещё отсталой армии возникла новая армия, от которой НАТО всё более тревожно? Сейчас, когда жизнь страны вновь зависит от воинского умения и силы армии, мы видим очередной подъём и тщательное восстановление всех утраченных знаний, которые активно переносятся на новое оружие и новую тактику. Но кто знает, как долго это продлится? Не придёт ли после поколения очередных победителей поколение очередных пацифистов, которые снова начнут нас убеждать, что милитаризм – это плохо и надо стать общечеловеками в дружелюбном мире, в котором мы всех успели так напугать, что срочно нужно начать мириться и убрать военное лобби подальше от политики? Кто знает…

Александр Халдей

Таги: ,

No comments yet.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Loading..